2016-07-14T10:30:19+03:00

Пять плюсов служебного романа

Как не превратить их в минусы

00:00
00:00

Служебные романы могут закончиться по-разному. Или не закончиться

Служебные романы могут закончиться по-разному. Или не закончиться

Начальник-любовник – это же ужас! Хотя… В прямом эфире радио КП ведущий Никита Непряхин спорит со своими гостями и радиослушателями: служебные романы – это прекрасно или опасно?

Непряхин:

– Здравствуйте. Сегодня у нас интересная тема и, я уверен, для многих актуальная. Работа занимает у нас львиную часть времени. Большая часть знакомств происходит именно в офисе и на производстве. Служебный роман – одно из самых противоречивых явлений современной жизни. Что это – возможность создать крепкие серьезные отношения или опасность лишиться работы? Обо всех «за» и «против» служебных романов мы будем говорить сегодня и, как всегда, постараемся найти две правды. Я объявляю голосование в рамках сегодняшней программы. Служебные романы – это прекрасно или опасно?

А сегодня у меня в гостях психолог-сексолог и постоянный автор журнала «Наша психология» Анна Котенева. Как вы считаете, тема актуальная или все-таки притянута за уши?

Котенева:

– Нет. Потому как сегодня в наше такое динамическое время люди так много проводят времени на рабочем месте и, конечно, случается, что там и знакомятся…

Непряхин:

– Нам хотелось бы раскрыть все «за» и «против», поэтому давайте постараемся рассмотреть эту тему с разных сторон. А еще к нам присоединился Бари Алибасов-младший. Вы лично как считаете – это прекрасно или опасно?

Алибасов-младший:

– Я эту ситуацию прочувствовал и с точки зрения научной, исследуя этот порок или счастье. И сам ненароком попадал в эту ситуацию, когда стал первый раз в жизни руководителем. В этой ситуации нужно рассматривать два момента. Во-первых, между кем происходит соитие – между начальником и подчиненным или между равными людьми в коллективе?

Непряхин:

– А в чем будет разница?

Алибасов-младший:

– Второй момент, который надо иметь в виду – это просто секс или секс с последующими отношениями? Если это секс между равными людьми… Есть такое понятие в американском менеджменте по созданию корпоративной культуры, что корпоративная культура строится на формировании комьюнити. И вот мне интересно стало, что же такое комьюнити. Похожу к одному крутому топ-менеджеру и спрашиваю – что же это такое? И он мне говорит: комьюнити – это когда все друг с другом пьют и сексом занимаются.

Непряхин:

– Бари, ну, это не очень крутой топ-менеджер. Мне всегда казалось, что корпоративная культура строится на разделении каких-то общих ценностей, целей, правил, нормативов.

Ну, мы поговорим о компаниях, но мне вначале хотелось бы все-таки узнать, что мотивирует людьми и какие есть в этом опасности, какие есть преимущества. И я предлагаю вначале послушать одного нашего приглашенного эксперта. Что думает об этом известный врач-сексолог Александр Полеев?

Полеев:

– Служебным романам уделяется так много времени потому, что их становится все больше и больше. Дело в том, что современный человек работает в основном в офисе, он уже не копает землю, а в этом офисе рядом с ним работают женщины и женщин много. И мужчина, и женщина в своей профессиональной деятельности выглядят гораздо лучше, чем в повседневной жизни и вообще в офисе выглядят лучше… Кроме того, очень часто он и она разбираются в своем деле и от этого их коллегам кажется, что они вообще неглупые… Когда люди работают вместе, если они работают хорошо, проявляют профессиональные знания, делают какое-то интересное, важное дело вместе, мужчины и женщины влюбляются друг в друга.

Непряхин:

– Вот первую причину мы уже озвучили, что действительно нехватка времени. А сейчас давайте рассмотрим – действительно ли люди лучше выглядят, когда у них служебный роман. И вообще, давайте перейдем к плюсам. Анна, какие главные плюсы служебного романа вы можете определить?

Котенева:

– Если встречаются две половинки и встречаются они по-настоящему и у них потом еще устроится личная жизнь – это огромный плюс. К этому плюсу есть и большой минус. Значит, может быть еще какое-то разрушение обязательно в другом партнерском союзе. Большой плюс, когда на такой романтической стадии в коллективе в таком приподнятом настроении, так сказать, все как-то немного втянуты в это участие, пока еще нет такой материальной составляющей – не повышаются какие-то премии, не раздаются какие-то назначения, порой не по заслугам. Тогда вот все это, может быть, еще и позитивно. Но бывает и другая ситуация, когда уже границы переходят и служебный роман может повлиять и на структуру вообще в обществе, на корпоративную такую культуру, и на иерархию (если это большая компания)…

Непряхин:

– То есть, вариантов здесь очень много. Но к вам же наверняка приходят люди, которые жалуются. Вот вы, как профессиональный психолог-сексолог, скажите нам – больше приходят к вам какие люди?

Котенева:

– Ну, мы говорим о романах – а это значит – отношение мужчины и женщины, которые почему-то произошли, давайте так… Значит, наверное, где-то по умолчанию, можно сказать, то есть, некий такой нереализованный потенциал сексуальный, прежде всего, в партнерских отношениях и привел, может быть, к этому. Это, в общем-то, когда у людей уже нарушена коммуникация. Почему мы вообще все свои потребности – и природные, и социальные – не можем делать в одиночку, мы делаем это в паре, мы создаем брачный союз, а потом мы создаем такое семейное производство, да. То есть, мы детей воспроизводим, прежде всего. И в этом мире семейного производства есть такой, наверное, главный продукт семейного счастья и, если он потом не так хорошо создается, то есть уже трещина, есть проблема, а человек имеет право получать тепло, заботу, участие. И, если он это видит на работе, то эта проблема каким-то образом возникает.

Алибасов-младший:

– Поэтому нельзя заводить браки на работе.

Непряхин:

– Почему?

Алибасов-младший:

– Если мы говорим о взаимоотношениях начальника и подчиненной, то по статистике только 5% женщин способны получать сексуальные удовольствия без эмоциональной привязки к мужчине и лишь 15% женщин могут заниматься сексом, не воспринимая своего сексуального партнера в качестве партнера для продолжения дальнейших отношений. А это означает, что изначально отношения с руководителем сопряжены с тем, что я хочу видеть в руководителе своего будущего парня или даже мужа. А так как руководителю это чаще всего на фиг не надо, то, получается, что женщина хочет компенсировать нехватку того, что руководитель вроде ей нравится, но при этом не хочет быть парнем и она за счет этого будет требовать разные материальные поощрения…

Непряхин:

– Бари, но таких отношений все-таки не так много. В основном служебные романы в массе своей это линейные отношения.

Алибасов-младший:

– А в этом случае еще хуже. Потому что отношения имеют замечательное свойство. По себе сужу. Когда ты заводишь роман на работе, все хорошо на работе и, если все здорово дома – все здорово дома. Но при этом рабочий негатив, который между коллегами появляется, он переносится домой и ты дома вместо того, чтобы отдыхать, начинаешь перетирать весь этот мусор, который ты принес из офиса. А самое отвратительное – когда дома появляется негатив, ты домашний негатив тащишь к себе на работу. И получается, что добро рабочее не особо распространяется в дом, а добро дома не особо распространяется на работу. А вот негатив оттуда сюда и кочует. Это означает, что выстроить теплые отношения, когда ты не отдыхаешь друг от друга, а находишься и там, и там, и мешаешь дом и работу – сливая все это в одну кучу – все очень плохо, дорогие друзья.

Непряхин:

– А сейчас я предлагаю послушать историю певицы Натальи Сенчуковой, у которой муж – Виктор Рыбин.

Сенчукова:

– Ну, если этот служебный роман приводит к дальнейшему развитию отношений, а не просто так, то как же можно относиться к этому плохо? Люди в это время счастливы и никому не мешают, почему бы и нет? А если это кому-то вредит, наверное, лучше бы этого не делать. Смотря какая работа. Если работа ответственная и требует дисциплины и умственного труда, наверное, немножко это расхолаживает, потому что влюбленность делает человека летящим и, конечно же, никакой дисциплины и умственных способностей не присутствует в этот момент. А у нас творческая работа и профессия. Поэтому это только могло способствовать улыбкам, настроению – так что, смотря, какая работа.

Непряхин:

– Анна, с точки зрения психологии, можно ли как-то объяснить, будет ли снижаться производительность труда, когда есть отношения? То есть, переходит ли фокус внимания на личные отношения? Или никакой корреляции и связи между служебным романом и производительностью нет?

Котенева:

– Конечно, есть. Но здесь еще такой момент – какова структура вашего предприятия. Большое это предприятие или нет. Если большое предприятие, то вокруг руководителя могут существовать такие фавориты и, конечно, структура компании может сильно пошатнуться… Вообще служебные романы можно на четыре группы разделить. Такие классические романы, быстротечные, счастливые романы и несчастливые романы. Счастливый роман как раз чреват, может быть, тем, что, когда ячейка еще одна образуется уже в структуре производства, самый такой, наверное, хороший момент, когда люди организовали семью – по чувствам, по интересам – и кому-то, наверное, нужно уйти на другое предприятие или поменять работу…

Непряхин:

– Но я так и не получил ответа – как вы считаете, производительность реально понижается или нет? Есть ряд компаний, которые лояльно относятся к служебным романам. А есть компании – и их очень много – где не то, что на корпоративном уровне, но негласно есть очень четкое правило: служебный роман не поощряется. И там реально люди могут просто потерять работу, потому что компания уверена в том, что теряется и снижается производительность. Все-таки, есть ли какие-то доказанные вещи? Анна?

Котенева:

– Есть исследования. Если компания молодая и там работают молодые люди и она такая динамичная очень, то, как правило, все идет достаточно гладко и не влияет на процесс отрицательно. Если компания устоявшаяся и небольшая по количеству и какое-то внедрение новой крови, новых отношений может взбудоражить коллектив и там пойдут и сплетни, и разговоры, и пересуды, и какая-то зависть, это вполне может повлиять…

Непряхин:

– Но сплетни и для молодой, развивающейся компании могут стать камнем преткновения для дальнейшего развития…

Котенева:

– Конечно, да… Но основная проблема служебных романов считается в уже устоявшейся и небольшой компании, где как-то все на виду, и традиции существующие могут как-то пошатнуться.

Алибасов-младший:

– Я за свой служебный роман заплатил 30 тысяч рублей официального штрафа, который был в нашей компании введен за отношения между сотрудниками. Потому что было категорически запрещено общаться между мальчиками и девочками.

Непряхин:

– А что это за компания?

Алибасов-младший:

– Московская финансово-промышленная академия, это был университет синергии, департамент продаж, который там был – и, так как там работали молодые парни и девушки, то отношения между ними были строжайше запрещены и даже офис потом разделили, чтобы они потом вместе не сидели: мальчики отдельно, девочки отдельно… И вот сначала я был очень против, пока сам не наступил на это и понял, что у меня почти полгода жизни профессиональной вылетело в трубу из-за этих личных отношений на работе. Когда начались отношения – боже мой, как это было счастливо: вместе приходить на работу, как это было здорово – обедать и нестись обратно, пообедав с любимой. Но мы же прекрасно понимаем, что отношения – черно-белое, черно-белое… И как только настала черная полоса через полгода, появились первые серьезные проблемы, полезли «тараканы», то произошло следующее – моя гражданская жена убегала от меня на работу, когда я орал дома, а я брал дома какой-нибудь подручный инструмент, бежал с ней на работу и с матерными словами бегал за ней по офису, говоря, что я ее прибью…

Непряхин:

– Тогда я понимаю, почему вы заплатили 30 тысяч…

Алибасов-младший:

– Нет, я заплатил 30 тысяч вначале, не понимая почему. А когда вот этот домашний негатив перенесся на работу и никто не работает, а я бегаю по офису и ору «какая ты сволочь», а она бегает от меня полдня и бьется в истерике – вот вам и получается: тотальное снижение производительности труда. Мало того, еще и у других подчиненных демотивация, потому что они говорят – какого черта, мы тут сидим работает, а они отношения выясняют… Поэтому и снижается производительность труда.

Котенева:

– Запрещать-то можно все, конечно. Просто, категорично запрещать… Но эти отношения, хотим мы этого или нет, все равно будут… И такой момент лояльности руководства тоже должен присутствовать. Если просто запрещать и ничего не делать, как работодатель, для своего подчиненного, то это серьезно проигрывать, потому как, наверное, нужно четко понимать для себя – когда вы нанимаете на работу человека, то он идет к вам не для того, чтобы ваша фирма процветала, а для того, чтобы решить свои серьезные проблемы – и материальные, и личностного роста, и, в том числе, сексуальные проблемы… И потом, есть главная проблема – проблема одиночества – она все равно присутствует и как мы можем от этого отмахнуться? Да, и еще самое главное – для руководителя нужно четко понимать – если будет творческая и интересна работа, то будет меньше секса на работе. А если будет вялотекущий такой процесс, то будет и больше секса. Не нужно доказывать эту аксиому – она существует.

Алибасов-младший:

– Не согласен с этой аксиомой. Чем интереснее работа, тем больше хочется проявить себя сексуально, потому что творчество всегда порождает творчества.

Непряхин:

– Вот есть компании, где реально поощряются служебные романы. Что это за компании? Это, в основном американские компании, где сотрудник реально проводит круглосуточно практически свое время на работе… И, конечно, руководитель, понимая, что абсолютно негде найти вторую половину…

Алибасов-младший:

– Ребята попробовали спроецировать это на Россию… Вот Гугл, допустим… Пиво из холодильника можно спокойно брать бесплатно. В каждом офисе стоит холодильник с бесплатным пивом. Можно отношения заводить. Мало того – есть спальни, комнаты отдыха, бассейны – все для отношений и прекрасной жизни. Но дело в том, что в Америке людей не надо контролировать. Вот поставил плановый показатель – и они эти показатели выполняют. А когда у нас компания Гугл попробовала сделать такой же самый офис, как в Штатах, то они закончили тем, что людям сделали все для их существования и люди существовали, но ни фига ничего не делали…

Непряхин:

– Хорошо, я думаю, что здесь каждый для себя уяснил и четко определил по поводу производительности. А сейчас еще один вопрос. Мне кажется, что, когда люди живут вместе, постоянно время проводят на работе, то это реально можно, наверное, сойти с ума… С точки зрения психологии – насколько плохо влияет ежеминутное или ежечасное времяпрепровождение?

Котенева:

– Я в цифрах не скажу, но, да, у человека должна быть своя автономия, просто необходимо для того, чтобы был союз нормальный и прочный, каждый человек должен быть автономным в этом союзе. И, наверное, самый идеальный вариант, если люди работают вместе, но в разных отделах, к примеру. Конечно, со временем на первой стадии, романтической, это как-то их заводит, это очень интересно, но, пройдя какой-то этап времени, могут быть проблемы. И лучше всего, чтобы кто-то поступился карьерным ростом и стал как бы таким менеджером для семьи больше…

Алибасов-младший:

– Категорически с вами не соглашусь. Прошлый брак у меня распался по одной причине – отсутствие общих интересов. Жена работала моделью и она мне вечно фотки показывала, которые я терпеть не мог, а я занимался высшим образованием и начинал ей рассказывать про различные подходы к обучению. И получалось, что нам не о чем было поговорить. Вот когда страсть прошла и секс закончился… Кроме страсти и каких-то элементов домашнего быта абсолютно не было ни одной темы, на которую можно было бы пообщаться…

Непряхин:

– Тогда по поводу чего вы сошлись?

Алибасов-младший:

– В молодости страсть, прежде всего. Мироощущения приходят позже, когда уже не страсть движет людьми… Когда вы заводите отношения с человеком из вашего профессионального профиля, то это является плацдармом для долгой и счастливой семьи, потому что у людей всегда есть общие интересы и они всегда друг другу могут помочь и всегда найдут тему для обсуждения.

Котенева:

– Но работать они вместе не должны?

Алибасов-младший:

– Безусловно.

Котенева:

– То есть, они должны быть врачами, например, но работать в разных клиниках, да?

Алибасов-младший:

– Идеально получается так… Давайте искать партнеров у конкурентов и тогда будет вообще интересно, когда наша вторая половинка будет работать в конкурирующей компании…

Котенева:

– Все, конечно, сложно запрограммировать… Все очень индивидуально. В отношениях-то уж точно.

Непряхин:

– А если об общей тенденции? Насколько плохо влияют эти служебные романы… вот если мы долго проводим время, есть ли какой-то шанс, что людей это больше объединяет, отношения между ними улучшаются или это в большинстве случаев приводит к разрушению? Как с точки зрения психологии и сексологии?

Котенева:

– Когда люди встречаются на работе и между ними случается роман, не карьерный, такой человеческий, нормальный, то все равно, так или иначе, некая амбиция присутствует у каждого человека, согласитесь. Мужчина и женщина были равные по своему статусу на работе и тут вдруг нужно кому-нибудь уступить потом, так или иначе. И это уже их выбор, наверное. Но если они не смогли это преодолеть и это будет на компанию потом чревато влиять и они будут власть уже делить свою, то здесь уже такой огромный минус.

Непряхин:

– А влияют результаты работы и транслируются ли они потом на личную жизнь? То есть, например, они работают в одном отделе или в разных отделах – и вот один выполнил 80% своих планов, а другой 20. Есть трансляция какая-то на личную сферу?

Котенева:

– Думаю, что да.

Алибасов-младший:

– Абсолютно. Большинство скандалов с первой гражданской женой было связано именно с тем, что я на нее наезжал, почему она так плохо работает в той компании? Потому что, когда люди работают в компании и хотят дальше работать в этой компании, так или иначе они эмоционально связаны с компанией тоже и хотят, чтобы в компании, в которой они работают, было все хорошо. И, когда они видят, что самый близкий им человек не трудится на благо тех целей, которые у меня есть, естественно, это начинает бесить.

Котенева:

– Люди должны друг от друга отдыхать, безусловно, это сложно очень – быть вместе 24 часа.

Непряхин:

– Таких нормативов в психологии не приводится – все очень индивидуально?

Котенева:

– Конечно.

Непряхин:

– Почему, по статистике, причиной прекращения служебных романов являются сплетни, слухи и влияние со стороны коллег? Потому что, по статистике, распадаются служебные романы именно потому, что люди не выдерживают. Как вы можете ее прокомментировать?

Котенева:

– Наверное, первое, что приходит на ум – это, когда у людей случается такое настоящее чувство и они не могут его скрыть… какое-то время за них могут порадоваться, а потом трудно сказать, что это будет долго происходить. И, наверное, как-то нужно уметь постараться скрыть свои искренние чувства, вот эту свою такую крылатость перед сослуживцами.

Непряхин:

– То есть, главный мотив – это зависть?

Котенева:

– Да. И это оправданно… потому что большинство коллективов чисто женские… И тут нужно как-то быть готовым и понимать, что это может произойти…

Непряхин:

– А все-таки правильнее, как вы думаете, скрывать свою интригу или обозначить всем коллегам?

Котенева:

– Безусловно, скрывать. Потому что на какое-то время вы уязвимы уже и ваша уязвимость будет чревата для вас и даже найдется даже ваш какой-нибудь, может быть, лучший друг поможет вам быть еще более уязвимым.

Звонок от Аркадия:

– Добрый вечер, я из Красноярска звоню. Я познакомился с супругой благодаря тому, что работал с отделочными материалами и производил ремонтные работы. Пришел в офис и с того времени мы уже живем с ней 10 лет, организовали свое дело, вместе работаем практически 24 часа в сутки. И работаем, и живем, и учимся жизни, и воспитываем детей. Но главный принцип жизни заключается в том, что о работе мы говорим с 9 часов утра до 6 часов вечера. Потом у нас табу…

Котенева:

– Это идеальный вариант.

Непряхин:

– Реальное решение многих проблем – четко разграничивать?

Котенева:

– Конечно. И вот Аркадий мудро сказал о том еще, что вечером они – супруги, а утром и днем – родители. Вот когда люди только вдвоем работают и у них таких неписанные законы – можно только порадоваться этому, это правильное решение.

Непряхин:

– А как вы считаете, нужно скрывать или не нужно?

Алибасов-младший:

– Зависит от отношения руководителя. Но в любом случае, скрывать отношения – это для отношений плохо. Опять же, апеллируя собственным опытом, вторая причина расхода с предыдущей женой была в том, что я не афишировал свою свадьбу. Так как работа была связана с тем, что многие заказывали меня, как бизнес-тренера или как ведущего на мероприятие, потому что я подрабатывал как человек холостой, потому что многие женщины меня заказывали при этом с явно сексуальным подтекстом, который они, может быть, даже этого и не озвучивали. И мне всегда было выгоднее не афишировать, что я женат. И это была главная причина.

Непряхин:

– Но это не служебный роман…

Алибасов-младший:

– Согласен. Я просто имею в виду то, что на женщину всегда плохо влияет то, что вы скрываете отношения с ней…

Котенева:

– Нет, мне вообще глагол «скрывать» не очень нравится. Скрывать или быть сдержанным...

Алибасов-младший:

– Женщина хочет, чтобы вы показывали ей всю палитру своих эмоций.

Котенева:

– На работе это нужно все показывать?

Алибасов-младший:

– Когда видим – тогда и показываем. Но это плохо в тот момент, как к этому относится начальство. Здесь надо просто взвешивать.

Котенева:

– Да и не только начальство, а и коллеги. Здесь больше коллеги, наверное, мы же работаем в социуме.

Алибасов-младший:

– Да на коллег-то, на самом деле, здесь плевать по большому счету. Зависть коллег зависит от того, насколько вы можете абстрагироваться от чужой зависти. А отношение начальства – это важно. Потому что, если на работе начальник приветствует отношения или относится к ним свободно – это означает, что вы можете показывать и ничего страшного. Если плохо – то это означает, что вы всегда будете для него аутсайдерами для карьерного роста.

Непряхин:

– Во многом отношение и решение принимает руководитель, ориентируясь и на мнение своих коллег, окружающих, если у него, с точки зрения психологии, ярко выраженная внешняя референция. А у нас таких руководителей больше.

Хорошо. Еще такой момент. Мне понравился звонок Аркадия, который говорит, что нужно все-таки регламентировать. Давайте представим, какие причины мы можем назвать руководителю, чтобы они правильно относились к служебным романам? Вот краткие три совета? Бари?

Алибасов-младший:

– Первое – запрещайте служебные романы скрытые – вы всегда должны знать обо всех служебных романах… Уважаемые руководители, служебные романы в творческих профессиях могут дать вдохновение и это хорошо. В производительности труда, где важно производство, они всегда в минус. Но главное – это информация.

Котенева:

– Я бы так категорично не говорила… Все-таки совет нужно дать такой, что лояльность должна быть руководителя вот по этому вопросу, такая в рамках нормальных. Но в то же время такой строгий взгляд на эти отношения, потому что ведь служебные романы у нас могут быть разными… Настоящее это чувство или это такие отношения ради карьеры? Степень серьезности нужно учитывать обязательно.

Непряхин:

– А давайте послушаем, что Антон Макарский говорит о служебных романах, потому что у него-то с его женой Викой случился очень серьезный служебный роман.

Макарский:

– В принципе, к служебным романам у меня всегда было негативное такое отношение, потому что я разделял работу и жизнь. Особенно личную жизнь. И мне всегда казалось, что отношения на работе или там в каком-то ограниченном коллективе всяческие романы будут мешать делу. И я старался – и у меня это достаточно успешно получалось – избегать личных отношениях там, где я работаю. Но вот так получилось, что, чего мы избегаем и боимся, оно и происходит. И на мюзикле «Метро» я встретил блондинку, которая сначала впечатлила меня своим внешним видом, а уже через несколько дней, к моему удивлению, эта блондинка меня просто поразила своим внутренним миром и своим каким-то внутренним сходством на совершенно разной внешней основе нас, я имею в виду. Мы очень непохожи, но у нас очень много каких-то общих стремлений.

Непряхин:

– Ох, как хочется, чтобы все служебные романы так заканчивались и еще бы не падала некая производительность. Вот если у тебя случился служебный роман, как к этому правильно отнестись и что нужно сделать первым делом? Анна?

Котенева:

– Если это настоящее чувство – бороться за него.

Алибасов-младший:

– Если у вас появился служебный роман, то работайте вместе, пока он не перерастет в нечто серьезное. А когда это перерастает в нечто серьезное – разбегайтесь – надо развиваться по отдельности.

Непряхин:

– А мне кажется, что самое главное – это, конечно, не смешивать две вещи. Когда личная жизнь превращается в рабочую, а рабочая в личную, ничего толком не получается.

Результаты телефонного голосования. В этом раз у нас 100% респондентов считают, что служебный роман – это прекрасно. Я благодарю всех своих гостей! Всего доброго!

<<Самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" мы собрали для вас ЗДЕСЬ >>

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ