Происшествия

«За год сыночек ни разу не открыл глазки». Пермячка отсудила два миллиона за смерть ребенка

В ходе тяжелых родов у младенца произошла критическая асфиксия и перестал работать мозг
Савушка прожил год. Не дожил до дня рождения всего неделю. Фото: семейный архив.

Савушка прожил год. Не дожил до дня рождения всего неделю. Фото: семейный архив.

- Хорошо, что у меня есть дочь, поэтому я не сошла с ума, пройдя через все это, - говорит пермячка Наталья, потерявшая ребенка.

Рожать начала через несколько часов после поступления

В январе 2017 года женщина приехала в горбольницу № 6 рожать второго малыша – желанного сына.

- Мы хотели рожать вместе с мужем, но объявили карантин, и мне пришлось остаться один-на – один с врачами, - вспоминает она. – Это я уже потом узнала, что в этой больнице борются за статистику по естественным родам, поэтому, когда начались проблемы, и ребенок не рождался, врач не стал меня кесарить, а локтем со всей силы надавил на живот, чтобы выдавить ребенка.

Беременность у Натальи (имя изменено по просьбе женщины, - Ред.) протекала хорошо: все анализы и обследования она проходила вовремя. Рожать приехала сама в 42 недели.

- Врач, которая меня наблюдала, сказала, что я перехаживаю, поэтому выписала направление в роддом, - говорит женщина. – Я была с вещами, меня осмотрели и положили, а вечером должны были сделать УЗИ, чтобы узнать, как чувствует себя ребенок. Мы с женщинами простояли в очереди перед кабинетом, но нас отправили по палатам без УЗИ. А в 23.00 у меня начались схватки.

Тяжелая асфиксия привела к поражению коры головного мозга

Наталью перевели в родовую палату и поставили окситоцин - препарат, который помогает во время родовой деятельности. Вскоре начались потуги: одни, вторые, третьи… но ребенок не рождался. Врач позвал еще одного доктора. Плод сначала попробовали достать с помощью вакуум-экстракции, но аппарат сорвался.

- Второй раз с вакуумом тоже ничего не вышло, и тогда доктор начал со всей силы давить мне на живот локтем, - объясняет женщина. – Мне было очень больно, я даже ущипнула доктора, а боль все нарастала. Потом помню, что дошла до операционной и пришла в себя уже в реанимации.

Со слов женщины, у нее началось внутреннее кровотечение, и роженица потеряла два с половиной литра крови, чудом оставшись в живых. Новорожденного мальчика фактически в вегетативном состоянии отвезли в реанимацию.

- У него была тяжелейшая асфиксия, во время разрыва матки он нахлебался крови и мозг у него умер, - плачет Наталья. - Врачи сумели запустить сердце, и он прожил столько, сколько природа дала сил. После реанимации Савушку (так родители назвали сына, - Ред.) перевели в отделение паллиативной помощи. Я отведу дочку в садик, а сама к нему еду. Он лежит весь в трубках, глаза не открывает, ни на что не реагирует, а я ухаживаю за ним: меняю памперсы, массаж делаю… С первого же дня он находился на ИВЛ, потом ему сделали операцию: установили трахеостому.

Савушка прожил год. Не дожил до дня рождения всего неделю. 6 января 2018 года его не стало.

- После вскрытия мне сказали, что его мозг был весом, как у новорожденного – 365 граммов, он умер во время родов и начались необратимые изменения, - говорит пермячка. – Спасибо врачам, которые пускали меня к нему в реанимацию. Я видела, как он рос, менялся и даже один раз держала его на руках.

«Мы тебе жизнь спасали»

После пережитого Наталья начала писать жалобы: в прокуратуру, полицию: «Накажите доктора!» Просила о возбуждении уголовного дела...

- Я в свои 37 лет пережила две реанимации, тяжелые проблемы с почками, сына, который мог бы жить и радовать нас, но этого не случилось, - объясняет женщина. - Когда немного пришла в себя, решила искать правду, но мою медицинскую карточку потеряли, а мне говорили, что никто на живот мне не давил. А как я докажу? Я одна, а врачей много. Никто передо мной даже не извинился, мол, мы тебе жизнь спасали. Сына мне никто уже не вернет, но, чтобы добиться справедливости, я пошла в суд за возмещением морального ущерба и отсудила два миллиона рублей. Думаете, мне эти деньги сейчас нужны? Да я сделала это, чтобы наказать врачей, которые меня «под одну гребенку» с остальными. Нужно было поменять тактику, потому что и первые роды у меня были тяжелые, а врач с большим опытом не стал этого делать. Как сейчас жить, если знаешь, что уже никогда не сможешь стать мамой? А мы ведь не хотели останавливаться на втором ребенке, сразу после сына планировали третьего. Дочка ждала братика и столько времени потом ревела. Мы с мужем отвлекали ее, как могли, любовью своей…

Чтобы прийти в себя, Наталья вышла на работу.

- А на кладбище поедешь – не забыть, не заглушить эту боль, - плачет она.

8 июня у нее закончились все суды. Помощь в судебных процессах и в районном и в краевом суде ей оказывал адвокат Медико-правовой коллегии.

- Такие случаи, к сожалению, встречаются чаще, чем хотелось бы, - объясняет руководитель Медико-правовой коллегии Евгений Козьминых. – У этого ребенка во время родов произошло критическое кислородное голодание, что привело к поражению коры головного мозга. С одной стороны, врач не всесилен предугадать, как пойдут роды. С другой, всем делать кесарево сечение – тоже не выход. Но если риск естественных родов превышает риск кесарева сечения, то любой грамотный врач обязан это учесть и выполнить оперативное родоразрешение. Когда случается подобное, многие женщины не обращаются в суд за компенсацией, а переживают свою беду и горе сами. Понять, виноваты врачи или нет, можно только подав исковое заявление и получив судебно-медицинскую экспертизу. Бывает, что медпесонал действительно не виноват: причиной могут стать генетические нарушения, алкоголь, радиация или другие, и это одна треть всех случаев. Остальные две трети исков удовлетворятся судами. Ответ на вопрос, кто виновен, дает только судебно-медицинская экспертиза. Как напишет независимый эксперт, так потом суд и принимает решение.

- Согласно выводам экспертной комиссии, в этом случае причиной смерти мальчика явилось кислородное голодание головного мозга, которое обусловило развитие последующих осложнений у ребенка, - сообщили в пресс-службе пермского краевого суда. - При этом каких-либо медицинских данных о наличии у плода во внутриутробном периоде развития пороков головного мозга не описано. Принимая во внимание заключение судебно-медицинской экспертизы, суд пришел к выводу о том, что со стороны врачей больницы имело место ненадлежащее оказание медицинских услуг. Определяя размер компенсации, районный суд учитывал обстоятельства, при которых был травмирован ребенок, глубину нравственных страданий истицы, связанных с потерей сына, а также требования разумности и справедливости. Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда решение районного суда оставила без изменения.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

Каждый год в Пермском крае случается около 25 врачебных дел по гражданским искам. Выигрыш по статистике бывает в 66 % случаев. Также ежегодно слушаются в судах и три-четыре уголовных дела по обвинению медицинских работников в совершении преступлений. В большинстве случаев приговоры по этим делам выносятся обвинительные.