2019-09-17T13:23:27+03:00

Зачем вандалы нападали на полотна Верещагина и как обокрасть Успенский собор Кремля

Замечательный искусствовед Софья Багдасарова выпустила книгу «Воры, вандалы и идиоты: криминальная история русского искусства»
Поделиться:
Комментарии: comments2
Новая книга Софьи Багдасаровой. Фото: mibf.infoНовая книга Софьи Багдасаровой. Фото: mibf.info
Изменить размер текста:

Содержание книги неплохо описывается ее названием: в ней собраны трагические, комические и попросту нелепые истории, связанные с мошенниками, воровавшими, подделывавшими, продававшими произведения искусства. И еще - с теми ненормальными, кто наносил этим произведениям ущерб, зачастую катастрофический.

Софья Багдасарова. Фото: Facebook

Софья Багдасарова. Фото: Facebook

- Описывать то, что было в Российской империи, легко - все, о ком идет речь, уже умерли, - говорит Софья. - А о том, что творится на российском арт-рынке сейчас, говорить куда сложнее: информация в основном передается на уровне рассказов «не под запись», если я ее опубликую, на меня могут подать в суд. Поэтому я описывала в подробностях те дела, по которым вынесены судебные решения, а все остальное пересказала в виде баек, которым можно верить, а можно - нет, без имен и точных названий.

МАЛЕВИЧ ЗА ТЫСЯЧУ ЕВРО

- Как подделывают картины?

- В первую очередь надо спросить - для чего. Для извлечения прибыли - в данном виде мошенничества можно заработать огромные деньги, затратив сравнительно немного. И следующий вопрос - кому эту подделку хотят продать. Если знатоку, то подделывают на высоком уровне, если человеку простому - то иногда по принципу «глаз на лапоть».

В этом плане интересны даже не Шишкин с Репиным, а художники вроде Малевича, делавшие супрематические, геометрические вещи. Их имена очень хорошо известны на Западе, а подделывать их совсем несложно. И сейчас на аукционах eBay легко можно найти «подлинники» Малевича за одну-две тысячи долларов. Конечно, это нонсенс - подлинники Малевича стоят миллионы. Но обычные американские пользователи интернета верят продавцам и все это покупают! Обычно к фальшивкам прилагаются басни из серии «В 50-е годы кровавые агенты КГБ конфисковали эти картины, а сейчас проходит распродажа имущества с их складов», или «Мой дедушка, спасаясь от революции, вывез эту картину в Америку…» Один американец, прекрасно понимая, что имеет дело с фальшивками, скупил много-много таких «малевичей» по тысяче евро, и устроил в Музее современного искусства в Денвере прелестную выставку под названием From Russia with Doubt - «Из России с сомнением».

Подделать Малевича несложно Фото: Михаил ФРОЛОВ

Подделать Малевича несложноФото: Михаил ФРОЛОВ

Но конец таких подделок пришелся на самое начало XXI века. Считается, что кризис 2008 года обрушил покупательскую способность любителей русского авангарда. И тогда стали подделывать то, что всегда пользуется спросом в России: пейзажный реализм. В конце 1990-х – начале 2000-х годов кого-то из наших мошенников осенило, что малоизвестные скандинавские и немецкие пейзажисты зачастую напоминают российских - в том числе суперпопулярных Шишкина и Айвазовского. Стали покупать немцев, голландцев и датчан на аукционах незадорого, стирать лишние детали, например, типично европейские мельницы, пририсовывать подпись, например, Schischkin и перепродавать за совсем другие деньги. Такая схема не сработала бы в Западной Европе. И тем более - в бывших странах соцлагеря, где у людей не было такой покупательской способности. Но в России, с одной стороны, появилось много нуворишей с лишними деньгами, а с другой, оказались очень сильны патриотизм и желание украсить стену особняка непременно полотном отечественного художника. И все пошло как по маслу, возник огромный мыльный пузырь. Потом прогремело дело антикваров Преображенских, у которых один коллекционер за 8 миллионов долларов купил 34 «перелицованных» таким образом дешевых европейских картин. Арестовывали супружескую пару Преображенских в 2005 году с помощью спецназа, жена даже собиралась отстреливаться из травмата… И это было начало конца эпохи «перелицовки».

Ущерб от деятельности Игоря и Татьяны Преображенских оценивался в 3 млн долларов. Фото: 98. ИТАР-ТАСС/Юрий Машков

Ущерб от деятельности Игоря и Татьяны Преображенских оценивался в 3 млн долларов. Фото: 98. ИТАР-ТАСС/Юрий Машков

- А на что же тогда эксперты, подтверждавшие подлинность полотен? Как они велись на такие откровенные подделки?

- Книга называется «Воры, вандалы и идиоты», и она рассказывает, как раз, и о подобных аспектах умственного помутнения. Они, к сожалению, отличительная черта арт-бизнеса, особенно русского. В тот момент, в начале 2000-х, когда экспертам приносили поддельных Шишкиных, им даже не приходило в голову, что картины можно вот так нагло и элегантно подделывать. Чаще всего подделки пишут с нуля - то есть выдают новое за старое. А здесь старое выдавалось за старое. Да, явно XIX век, и на глаз, и по заключению химико-технологической экспертизы. И по стилю все подходит. А что написана картина в другой стране - такого эксперты даже заподозрить не могли…

- А может выдающийся современный мастер написать картину и так ее состарить, чтобы ее приняли за оригинал Серова или Поленова?

- Если такие идеальные подделки существуют, мы о них не знаем - на то они и идеальные! Но бывают случаи, когда подделки со временем все-таки идентифицируют. В музее имени Вильгельма Хака в Людвигсхафене с 1970-х висела картина Малевича, которую считали подлинником, тайно вывезенным из СССР. И вот недавно ее, по требованию завещателя, пришлось передать в музей в Дюссельдорфе, попутно провели экспертизу с применением новейших средств - и оказалось, что картина, не просто висевшая в музее Вильгельма Хака, но ставшая его эмблемой и частью его логотипа - подделка. Но полвека все ей восхищались - наверное, автор фальшивки мог бы гордиться.

А есть и просто городские легенды, байки о непризнанном гении, который как-то нарисовал картину «под Серова», а потом, много лет спустя, увидел ее в музее или в коллекции олигарха. Особенно пьющие немолодые художники любят о себе такие истории рассказывать… Все зависит от того, кто смотрит и насколько тщательно изучает подозрительную картину.

КАНАЛЕТТО ИЗ КОЛЛЕКЦИИ ГЕРИНГА

- Бывает, что картина настоящая - просто она пропала из музея.

- Иногда на обороте подлинной картины есть инвентарный номер. Это еще не катастрофа: часто картины просто списывали из музеев, такое делали и до революции, и если есть соответствующий документ, ее можно продавать дальше. А бывает, что инвентарный номер просто поставил предыдущий владелец. Это тоже задача искусствоведа, проводящего экспертизу - выяснять, что за цифры стоят на полотне. И мне рассказывали, что нередки случаи, когда проверяют принесенные на продажу картины - и по каталогам оказывалось, что они числились в неком региональном музее. Звонили в этот музей - а там начинали чуть ли не материться: «Мы этот этюд десять лет назад списали как утраченныи при пожаре. Ну чего вы лезете, москвичи?!..» Потом начальство этого музея получало нагоняй от Министерства культуры, а покупатель или продавец, не догадывавшийся, что имеет дело с краденой вещью, рвал на голове волосы…

И еще одна крайне сложная ситуация - с картинами, вывезенными после войны из Германии. Они ведь после 1945 года шли в СССР огромными потоками. Некоторые произведения вывозились официально как компенсация за понесенные нами потери, часть из них была выставлена в наших музеях, часть хранилась подспудно. Например, в Эрмитаже находилась «нацистская» коллекция импрессионистов предпринимателя Отто Кребса, которая десятилетиями считалась погибшей в ходе бомбежек - только после перестройки признали, что она в Санкт-Петербурге, и выставили ее в залах музея.

Согласно законодательству, все, что мы вывезли официально, возвращению не подлежит. Пока законодательство не поменяют, мы ничего не вернем Германии. А его не поменяют - это было бы сопряжено со слезами российских искусствоведов и с волной народного гнева. При этом Германия-то возвращает вывезенное из СССР – в 2000 году нам передали два маленьких найденных фрагмента Янтарной комнаты, в этом – передают амфоры, которые какой-то группенфюрер вывез с юга России… Но есть еще и множество произведений, которые неофициально вывозили бойцы Советской армии. Младший офицерский состав вывозил по паре картин - они до сих пор могут висеть в гаражах и на дачах у их потомков, обычно уже в очень плохом состоянии. А генералы вывозили вещи высочайшего уровня буквально вагонами. В 50-е было так называемое «трофейное дело», в результате которого нескольких генералов даже расстреляли, а то, что у них конфисковали, отошло государству. Но содержимое многих вагонов постепенно рассеялось, и произведения из них иногда всплывают на рынке. Курсировать они могут только в России. Владелец такой вещи не станет ее выставлять в Европе - на границе ее сразу конфискуют. И если станет известно, что она у него вообще есть, власти той страны, из которой она вывезена, поднимут скандал - попытаются, например, ему закрыть въезд в Шенген.

Картина из бывшей коллекции Кребса «Утро. Отправление на работу» (Винсент Ван Гог, 1890)

Картина из бывшей коллекции Кребса «Утро. Отправление на работу» (Винсент Ван Гог, 1890)

Мне рассказывали байку, что на арт-рынке в Москве ходит подлинник Каналетто, выдающегося венецианского живописца, чуть ли не из личной коллекции Геринга. Будь он «чистым», его можно было бы продать на аукционе Sotheby’s за несколько миллионов долларов, но его никто не берет и за 300 000 - потому что с ним, с таким, потом сделаешь? Его можно только повесить на стенку в своем особняке и тихонечко любоваться.

- Вдруг на стене дачи или гаража кто-нибудь найдет картину Караваджо? Есть же его картины, пропавшие в Германии в 1945 году…

- Если найдет - пусть молится, чтобы его за эту картину не убили, не арестовали, не закрыли въезд в Европу. Гораздо лучше, если на стене найдется Орест Кипренский. Хороший, мирный русский художник, у картин которого в биографии нет криминальных следов. Действительно, есть шанс - что кому-нибудь от прабабушки достались полотно, драгоценная табакерка или старинная книга. С книгами, впрочем, тоже бывает интересно: часто люди разбирают прабабушкины библиотеки, находят какое-нибудь дореволюционное издание Пушкина и несут букинистам в надежде продать по цене квартиры. Но оказывается, что эта книга была издана большим тиражом и никому особо не нужна. И при этом выясняется, что, разбирая библиотеку, люди сдуру выбросили редчайшие издания 1920-х годов…

ВАНДАЛЫ САМИ НЕ МОГУТ ПОНЯТЬ, ЗАЧЕМ НАПАДАЮТ НА ПОЛОТНА

- Судя по вашей книге, «поддельщики» изо всех людей, занимающихся криминалом в сфере искусства, еще самые умные. Воры поступают гораздо глупее, а уж о вандалах и говорить нечего…

- В книге есть рассказ, например, о воре, который в 1910 году ободрал оклады икон в Успенском соборе Московского Кремля. Выковырял два огромных изумруда и другие камни из оклада Владимирской богоматери, главной русской иконы, потом точно так же обчистил еще несколько окладов, да вдобавок взломал жестяные кружки для пожертвований - забрал все до копеечки. Вору было 18 лет, он был из крестьян и раньше учился на ювелира. Его удалось изловить стараниями начальника Московскои сыскной полиции Аркадия Кошко, который потом описал эту историю в своих восхитительных мемуарах…

Восстанавливали «Данаю» 12 лет. Фото: Facebook Софьи Багдасаровой

Восстанавливали «Данаю» 12 лет. Фото: Facebook Софьи Багдасаровой

Нам иногда кажется, что до революции все было благостно, но уже в конце XIX-начале ХХ века невероятно распространились кражи из храмов. Было много деклассированных элементов, которым мозолили глаза роскошные оклады икон. Одна из самых известных и трагических историй - похищение подлинника иконы Казанской иконы Божьей матери из Богородицкого монастыря в 1904 году. Преступник вынес ее, и по словам свидетелей, членов его семьи, расколол чудотворный образ топором и сжег, а оклад продал. По следам этой продажи его и нашли. Существует, правда, легенда, что икону он не сжег, а отдал старообрядцам, по заказу которых кража и была совершена, и уже более ста лет эту икону пытаются найти…

- На этом фоне даже то, что недавно сделал посетитель Третьяковки с «Иваном Грозным» Репина, кажется детской шалостью…

- Нет, это далеко не шалость. Реставрация занимает очень много времени. Нападение на картину Репина было совершено больше года назад, и только недавно ее положили на реставрационный стол. А до этого картину просто зафиксировали, чтобы не нанести ей никаких других повреждений. В Третьяковской галерее просто не было стола нужного размера, его пришлось заказывать, и не было помещения, в который этот стол мог бы влезть - пришлось оборудовать мастерскую. Вот что ужасно: угар, в котором человек наносит ущерб картине, длится минуты или даже секунды, а реставрация потом занимает годы. «Данаю» из Эрмитажа, которую несколько раз ударил ножом и облил кислотой литовец Бронюс Майгис, реставрировали 12 лет!

Майгис потом объяснял свой поступок по-разному: то политическим протестом, то тем, что картина «неприличная», то местью каким-то врачам. А недавно в Лувре одна россиянка швырнула сувенирной кружкой в «Мону Лизу» (та, к счастью, давно находится за пуленепробиваемым стеклом и не пострадала) - потом объясняла, что сделала это в знак протеста против того, что ей отказали во французском гражданстве. Человек, в 2018 году напавший на «Ивана Грозного», говорил, что картина неверна с исторической точки зрения и оскорбляет чувства верующих…

«Моне Лизе» вандалы не страшны, она - за пуленепробиваемым стеклом Фото: GLOBAL LOOK PRESS

«Моне Лизе» вандалы не страшны, она - за пуленепробиваемым стекломФото: GLOBAL LOOK PRESS

Но на самом деле все эти рациональные мотивы вандалы придумывают потом, когда пытаются не только полицейским, но и самим себе объяснить, что с ними произошло. А правда в том, что на них нахлынули эмоции. Когда любой человек, если он не совсем дуб дубом, стоит перед произведением искусства, у него в голове что-то происходит. У нас, нормальных людей - просветление. А вандала захлестывают сильные чувства, обычно непонятные ему самому, они побуждают его что-то сделать. Он не может просто смотреть на картину - и бросается на нее. Существует выражение «синдром Стендаля», по имени писателя, которому во время путешествия по Италии стало физически очень плохо после столкновения с сотнями выдающихся картин, головокружение от переизбытка красоты. Но вандалам обычно достаточно не сотен, а одной, которая взрывает им мозг, и этот взрыв выражается не в обмороке, а в агрессии. И то и другое, грубо говоря - следствие передозировки искусством.

- Вы в своей книге рассказываете и про серийного вандала…

- Это немец по имени Ханс-Йоахим Болманн, он облил кислотой 56 картин, в том числе полотна Рембрандта, Рубенса, Дюрера. Занимался этим почти четыре десятка лет. Его ловили, сажали, отправляли лечиться, а он потом выходил и снова шел в музей с кислотой. Или с бензином - в последние годы он повадился картины поджигать. Умер в 2009 году свободным пожилым человеком…

Ханс-Йоахим Болманн повредил 56 картин, а в психбольнице нарисовал их полторы тсячи

Ханс-Йоахим Болманн повредил 56 картин, а в психбольнице нарисовал их полторы тсячи

А вообще самое первое в истории нападение на картину с кислотой, судя по всему, было на полотна Василия Верещагина, которые выставлялись в Европе. Он создавал религиозные картины, но у него был свой взгляд на христианство. Так, согласно одному из апокрифических Евангелий, у Иисуса были сводные братья, которых дева Мария потом родила от Иосифа. И Верещагин написал деву Марию с Иосифом, Иисусом и еще несколькими детьми. Между тем само предположение, что Мария перестала быть девой, для многих христиан просто оскорбительно. Еще одна оскорбившая верующих картина - воскресение Христа, где он восстает из гроба, но делает это не очень благолепно - выкарабкивается, грубо говоря… В общем, на выставку в Европе какой-то католический монах пронес кислоту и облил эти картины.

Картину Верещагина «Святое семейство» обливали серной кислотой. Фото: пресс-служба Christie’s

Картину Верещагина «Святое семейство» обливали серной кислотой. Фото: пресс-служба Christie’s

У Верещагина вообще погибло или исчезло много произведений. Например, у него был цикл с изображением трех смертных казней: распятие в древнем Риме, повешение в России и казнь восставших сипаев в Индии - там приговоренных привязывали к пушкам, а потом из этих пушек стреляли. Вот эта третья картина вызвала скандал. Британцы, которые, собственно, такие казни и производили, были возмущены тем, что художник посмел эту расправу изобразить. Картину кто-то купил - говорят, негодующие англичане - и она пропала. Есть мнение, что ее сожгли. И хорошо, что сожгли только картину, а не самого Верещагина!

ВОРЫ БЕРУТ ТО, ЧТО ИХ «ТОРКНУЛО»

- А реставраторы могут испортить картины?

- Мне рассказывали трагикомические истории. Один старичок владел хорошей коллекцией подлинников русских художников, в основном этюдов. Но он считал себя выдающимся реставратором - сам дополнял то, что считал блеклым или недоделанным. И главное - подновлял подписи художников. Обводил их несмываемой краской, чтобы казались более четкими и «впечатляющими». И все - краску никак не смоешь и не выведешь, оригинальных подписей за ней уже не видно, картины теперь считаются фальшивками… Были и такие «реставраторы», которые лет 20-30 назад полили картины сверху синтетическим лаком, чтобы сделать их «покрасивше», поглянцевитее. Лак впитался так глубоко, что любой химический анализ покажет: картина написана несколько десятилетий назад. На самом деле видно, что она написана в XIX веке, но с химическим анализом не поспоришь. А самое ужасное, что этот лак страшно портит картину - он желтеет с годами. Но снять его без катастрофических потерь уже невозможно.

Кадр из фильма «Приключения электроника»

Кадр из фильма «Приключения электроника»

И воры, кстати, могут испортить картину. Мы все помним фильм «Приключения Электроника», где грабители ножом вырезали картины из рам. Это катастрофа. Дорогие негодяи, во-первых, никогда не воруйте картины, а во-вторых, запомните: когда вы вырезаете холст из рамы, его продажная стоимость резко падает!

- По какому принципу воры выбирают картины, которые крадут?

- Если взять много историй краж и посмотреть на них, окажется, что крадут чаще всего наобум. То, что легче всего вынести - то есть что-то маленькое. Или то, что больше всего «торкнуло». Например, на «Бассейне в гареме» Жерома изображены голые женщины - директор Эрмитажа Михаил Пиотровский даже предположил, что потому вор и выбрал именно его, а не висевших рядом и куда более ценных Энгра и Делакруа… Очень часто кражи раскрываются по горячим следам, а картины находятся в ломбарде по соседству с музеем: уголовник смог совершить кражу, но не понял потом, что делать с похищенным, и отнес туда, где с ходу дадут хоть какие-то деньги. Так в 2015 году молодой человек вынес два полотна Верещагина из музея в Софии, зашел буквально за угол и сдал в ломбард за 25 евро.

Картина «Бассейн в гареме» вернулась в постоянную экспозицию после четырехлетней реставрации. Фото: сайт Эрмитажа

Картина «Бассейн в гареме» вернулась в постоянную экспозицию после четырехлетней реставрации. Фото: сайт Эрмитажа

По фильмам мы представляем похитителей картин как элегантных людей, совершающих преступления с помощью высоких технологий. Но арт-преступления не надо романтизировать, не надо ими восхищаться - в реальности чаще всего это происходит как-то «на авось» или по пьяни: в прошлом году один иркутянин забрался в Павловский дворец под Петербургом, выпил там, поспал, и ушел, забрав старинное пресс-папье… И совершается все это чаще всего именно теми идиотами, которые упомянуты в названии книги.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как устроен российский рынок фальшивых шедевров

Корреспондент «КП» изучил, кто и для кого сотнями подделывает работы Айвазовского, Шишкина, Коровина и Саврасова

На днях российские искусствоведы сделали почти сенсационное заявление. Оказывается, больше половины картин, которые по требованию богатых покупателей приносят на экспертизу, оказываются фальшивками. Эти данные озвучили в Центре Научно-исследовательской независимой экспертизы (НИНЭ) имени Третьякова. Специалисты центра ежегодно проверяют до 1500 различных работ. И тенденция налицо: чаще всего подделывают известных русских художников. В НИНЭ даже рейтинг самых популярных у мошенников авторов составили: Иван Айвазовский, Иван Шишкин, Константин Коровин, Алексей Саврасов. С полотнами Исаака Левитана вообще цирк: за 8 лет эксперты НИНЭ проверили 114 шедевров мастера русского пейзажа. А заключения о подлинности в итоге выдали только по 28 из них! (подробности)

ЕЩЕ

Топ-20 самых дорогих русских художников, картины которых чаще всего подделывают

Галерейщики в Лондоне на проданные с торгов полотна дают "гарантию подлинности" - 2 года

Кто смотрел «Приключения Электроника», сразу вспомнит, откуда это: «Друг с другом будем откровенны, картина каждому ясна, хотя шедевры и бесценны, всему на свете есть цена!». Злодей Стамп организовал сложнейшую комбинацию с похищением новейшего робота Электроника и отправил «на дело» Урия только затем, чтобы похитить музейный шедевр. Значит, цинично говоря, дорогостоящее предприятие того стоило. Ежели картинка намалевана школьником на уроке рисования, она никому не нужна. А вот если ее автор признан – другое дело. (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также