2019-09-25T15:07:40+03:00

Отец мальчика, сбитого чиновницей под Мурманском: "Я сменил работу, чтобы ухаживать за сыном, а он бросил хоккей"

Адвокат женщины объяснил, почему только спустя год она требует с семьи ребенка 100 тысяч рублей
Поделиться:
Комментарии: comments5
Генрих до аварии играл в хоккей, сейчас о нем пришлось забыть.Генрих до аварии играл в хоккей, сейчас о нем пришлось забыть.
Изменить размер текста:

- Ребенок получил серьезные травмы, восстановление идет до сих пор. У него болит голова, приходится уходить с уроков, стало укачивать в машине, хоккей пришлось оставить. Некоторые операции можно будет сделать только после 18 лет, а еще перед ним закрылись некоторые возможности. Космонавтом не будет, зато будут ограничения по службе в армии, - рассказывает Евгений Ширшов, папа пострадавшего в аварии Генриха.

По то, как он судится с бывшей сотрудницей министерства образования и науки Лилией Хоруженко теперь знает вся страна.

Мальчик после аварии получил сотрясение мозга, перелом челюсти и ушибы. Фото: из архива героя публикации

Мальчик после аварии получил сотрясение мозга, перелом челюсти и ушибы.Фото: из архива героя публикации

Пара минут, поменявших жизнь

А началась эта история год назад. Есть недалеко от Мурманска бывшая деревня Юркино, сейчас это садово-огородническое некоммерческое товарищество. У семьи Ширшовых здесь дача, на которой отдыхают каждое лето. 28 июля выдалось жарким, самое время сбежать из города в пригород. 12-летний Генрих Ширшов гонял с друзьями на велосипеде. В какой-то момент выехал с грунтовки между дачами на асфальтированную дорогу, где как раз ехала Лилия Хоруженко на своем Volkswagen Tiguan. У машины царапины и поврежденное зеркало заднего вида, у Генриха — перелом челюсти, выбитые передние зубы, сотрясение мозга, ушибы тела и головы.

Евгений Ширшов считает, что одной из его ошибок был отказ от госпитализации Генриха.

Евгений Ширшов считает, что одной из его ошибок был отказ от госпитализации Генриха.

- Мы с матерью до сих пор себя клянем. Он ведь в тот день с друзьями на речку ездил. На обратном пути они все заехали к нам перекусить. После собрались опять гулять, а мы попросили сына мокрые плавки переодеть. Шесть его друзей уехали, а Генрих задержался. Когда поехал один, его и сбили. Кто знает, как бы сложилось, если бы не попросили задержаться, - вспоминать злополучный день Евгению Юрьевичу нелегко.

Вины водителя в этой аварии в ГИБДД не увидели.

- Подросток выехал на нерегулируемый перекресток неравнозначных дорог. В действиях водителя состава административного правонарушения не было обнаружено. Также мальчик нарушил еще одно правило ПДД, по которому дети до 14 лет на велосипеде не могут ездить по дорогам, а только по тротуарам или велодорожкам, - рассказал «КП» врио начальника пресс-службы УМВД России по Мурманской области Никита Половнев.

На том Ширшовы и Хоруженко и разошлись. Чтобы год спустя встретиться снова в суде. 23 июля Октябрьский суд Муранска зарегистрировал иск Лилии к родителям мальчика возместить ущерб от ДТП. Женщина хочет 100 тысяч рублей на ремонт машины.

Лилия хочет от семьи мальчика 100 тысяч рублей на восстановление машины.

Лилия хочет от семьи мальчика 100 тысяч рублей на восстановление машины.

- Мы, когда все случилось, допустили серьезные ошибку — не оставили сына в больнице. И поэтому причиненный ему вред квалифицировали как средней тяжести, а не тяжелый. Мы приехали в больницу, там ребенка осмотрели и спросили, будем ли мы госпитализироваться. Я спросил, а что будут с ним делать? Мне ответили, что выходной день, до понедельника врачей не будет. И мы решили уехать домой. Если бы остались, это дело просто так не замяли. Вот все пишут сейчас, что мой сын виноват. Но если он виноват, мне бы штраф пришел. А тут просто не увидели вины водителя, - продолжает отец мальчика. - Понимаете, Генрих крупный, спортивный мальчик. Будь на его месте кто-то поменьше, это было бы смертельное ДТП.

С его слов, инспектор, который вел дело, даже не побывал на месте аварии. А в схеме, которую составили сразу после ДТП, есть неточности.

Сложности экспертизы

Почему же спустя год обе стороны встретились в суде?

- К сожалению, у нас в регионе мало экспертов, которые оценивают ДТП с пострадавшими. В первую очередь они занимаются уголовными делами, а административными уже по остаточному принципу. Экспертиза может длиться 3-4 месяца в среднем. Наша шла год. После того, как мы получили результаты, мы смогли обратиться в суд. Хотя сначала пытались решить вопрос в досудебном порядке, - рассказал «КП» адвокат Лилии Хоруженко Александр Шумский.

Евгений Ширшов подтверждает — адвокат с ним связывался, предлагал заплатить без тяжбы. Но поведение женщины отбивает всякое желание с ней общаться.

- Когда все случилось, она даже не подошла к ребенку. Стояла и фотографировала свою машину. Говорила таким чиновничьим тоном. Когда стало понятно, что сын не умирает, я оставил его с мамой и соседями, а сам подошел к ней. Спросил, как же так вышло. А она сразу: «Не подходите ко мне! В суде будем разбираться!». Потом о ней не было слышно, только через три дня позвонила и грубо так: «Ну, что, вы забрали своего ребенка из больницы?». Ни спросить, как его здоровья, ни предложить какую-то помощь. Еще одна наша ошибка, что мы сразу после случившегося не обратились в суд за возмещением морального вреда. Подумали, что выплатят нам какие-нибудь 10 тысяч рублей, а по судам затаскают, зачем лишний раз мальчику напоминать. Сейчас, конечно, будет подавать иск, - говорит Евгений.

Евгений Ширшов про Лилию Хоруженко: "Когда все случилось, она даже не подошла к ребенку. Стояла и фотографировала свою машину."

Евгений Ширшов про Лилию Хоруженко: "Когда все случилось, она даже не подошла к ребенку. Стояла и фотографировала свою машину."

Кстати, по иронии судьбы, Лилия Хоруженко и старшая сестра Генриха — соседи. Но женщина с ней даже не здоровается.

Генрих, кстати, тяжело переживает случившееся. Да и жизнь всей семьи изменилась: отец, который всю жизнь ходил в море капитаном, вынужден был ради восстановления сына остаться на суше и сменить работу.

Два разных человека

Лилия Хоруженко работала заведующей сектором воспитания и дополнительного образования министерства образования и науки Мурманской области. По иронии судьбы, часто заседала в комиссиях по профилактике ДТП с детьми. Узнать ее взгляд на ситуацию нельзя — женщина упорно отказывается от общения с журналистами. Даже в суде просила не пускать СМИ на заседание. Ее адвокат поддерживает подзащитную. И считает, что такой общественный резонанс истории может плохо сказаться на психике Генриха. Перед судом мальчик с трудом сдерживал слезы.

- Я не понимаю, зачем отец мальчика все это делает? Это попытка повлиять на решение судьи? Может, стоило бы его дождаться, ведь оно может быть оглашено уже в течение месяца. А потом уже привлекать внимание, - пояснил Александр Шумский.

К слову, в суде Евгений не узнал Лилию.

- Понимаете, это другой человек! Начиная от прически, заканчивая поведением. После ДТП она вела себя как чиновник, говорила поставленным командным голосом. А тут предстала такой тихой, спокойной, жертвой, - говорит Евгений.

Следующая встреча в Октябрьском суде сторон состоится уже 19 сентября. «Комсомолка приглашает Лилию Хоруженко рассказать свою позицию на страницах нашей газеты.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также