2019-07-19T14:57:34+03:00

В белгородской колонии Кокорин и Мамаев смогут часто звонить домой и заработать

О распорядке и условиях содержания рассказал эксперт Анатолий Малахов
Поделиться:
Комментарии: comments6
Спортсмены прибыли в ИК на прошлой неделе.Спортсмены прибыли в ИК на прошлой неделе.Фото: Михаил ФРОЛОВ
Изменить размер текста:

Скандальные футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев вот уже вторую неделю находятся в исправительной колонии № 4 Алексеевки. В этом учреждении, расположенном в Белгородской области, спортсмены будут досиживать оставшийся им срок. Об условиях содержания и порядках, царящих в этой ИК, «Комсмосолке» рассказал Анатолий Малахов - человек хорошо знакомый с системой, председатель Общественной наблюдательной комиссии Воронежской области. Ее представители следят за условиями содержания и соблюдением прав заключенных, регулярно посещают места лишения свободы.

- Я был там года три назад. Кто-то из заключенных пожаловался на обращение со стороны сотрудников колонии. Съездил – посмотрел. Руководители нормальные, адекватные. А ребятам (туда попадают впервые осужденные) пришлось объяснять, что нужно соблюдать закон, а не просто жить по понятиям, как все стремятся. Хотя и там остается место для свободы. Не могу сказать, что наркотики туда не попадают.

Но, по словам эксперта, в любой колонии сейчас существуют доски антипочета. На них развешивают фото сотрудников, которые проносили на территорию запрещенные вещи: телефоны, сим-карты, наркотики, алкоголь и т.д. Таких, конечно, увольняют или сажают, в зависимости от ситуации, а затем на их примере учат других так не делать.

Здесь отбывают наказание Кокорин и Мамаев. Фото: Анна ГРЕБЕНКИНА

Здесь отбывают наказание Кокорин и Мамаев.Фото: Анна ГРЕБЕНКИНА

- По большому счету, эта исправительная колония общего режима ничем не отличается от других. Да, здесь не дают послаблений, а требуют соблюдения правил. Подход жесткий. Возможно, есть небольшой перегиб, - поясняет наш собеседник. - Но каждый случай нужно рассматривать отдельно. Тот, кто выполняет требования, работает, а не играет в карты, будет чувствовать себя хорошо. Не нужно забывать: это система. Где с одной стороны - сотрудник колонии, с другой - заключенный. И нужно выстраивать отношения.

По человеку сразу видно, что он из себя представляет. Нормальный мужик подойдет, скажет: «Начальник, хочу работать». И все будет в порядке, его не отправят ни в какой штрафной изолятор. А когда они попадают в колонию и, ничего не понимая, начинают рассказывать, что им положено, а что нет, вести себя вызывающе - о чем говорить.

Для Кокорина и Мамаева вряд ли будут действовать другие правила. Анатолий Евгеньевич считает, что снисхождения можно ждать только один - два раза, а затем руководство начнет принимать меры. Отношения с «местным населением» будет строиться по тому же принципу. Ведешь себя нормально - никто никого не трогает.

По словам Анатолия Малахова, разделение на отряды с разными условиями содержания - обычная практика, разрешенная законом. (Напомним, ранее появилась информация о том, что Кокорина и Мамаева отправили в восьмой отряд - для «привилегированных» заключенных). Соблюдаешь все требования - окажешься в улучшенном. Особо не выделяешься - попадешь в обычный. Нарушителей же отправляют в строгий.

В зависимости от того, в каком ты отряде, различаются и «бонусы»: периодичность и количество передач, свиданий и телефонных разговоров с родными. Специально для этого в колонии установлены стационарные аппараты. Звонки оплачиваются, как правило, деньгами, заработанными в ИК либо присланными родственниками. В улучшенном отряде, по словам нашего собеседника, звонить можно «хоть каждый день».

Фото колонии. Фото: Анна ГРЕБЕНКИНА

Фото колонии.Фото: Анна ГРЕБЕНКИНА

Что касается условий содержания, то, по словам эксперта, алексеевская колония - абсолютно нормальная. В отрядах бывает до 80 или даже 100 человек, живут в основном в бараках – по паре десятков в одном помещении. Кровати либо двухъярусные, либо обычные. Душевые и туалеты сейчас по возможности обустраивают отдельно.

Режим простой: в шесть часов - подъем, в десять вечера - отбой. С девяти до пяти, как и положено, работа. После - свободное время. Можно и в футбол поиграть. Так что, если соблюдать правила и не дерзить, у Кокорина с Мамаевым есть все шансы спокойно досидеть срок.

В ИК футболисты смогут и подзаработать. Конечно, суммы не сравнятся со спортивными гонорарами, но все же.

- Кто-то работает по сдельщине: сколько сделал, столько и получил. Можно на ставку трудиться. Получать не меньше МРОТа. А, например, сварщики, токари, слесари зарабатывают и по 20 - 30 тысяч. Особенно, если хорошо налажена связь с предприятиями, куда это все поставляется, - объясняет Анатолий Малахов. - Деньги поступают на лицевой счет, с которого делают вычет за ЖКХ, а остальным можно расплачиваться, например, в местном ларьке. Купить сигареты, лимонад, чай, любые другие продукты. Цены в таких магазинах повыше, чем на свободе, но приемлемые.

Напомним, известные футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев лишились свободы из-за инцидента, случившегося в октябре прошлого года. Товарищи отмечали победу «Зенита» в ночном клубе, однако веселье закончилось сразу двумя драками. Из-за чего спортсменов задержали и отправили в «Бутырку». Пока шло следствие, Кокорин и Мамаев играли в футбол во дворе СИЗО. Затем суд отправил футболистов в алексеевскую колонию № 4.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также