2019-05-27T02:10:07+03:00

Это матрица, из которой человек не выходит

К чему может привести социальное затворничество в большом городе
Петр ШКУМАТОВобщественный деятель, основатель "Синих ведерок"
Поделиться:
Комментарии: comments52
Да, это прямо фильм «Матрица». Ячейка, в которую доставляют еду и из которой человек не выходит, зарабатывая электронные деньги прямо не отходя от обеденного столаДа, это прямо фильм «Матрица». Ячейка, в которую доставляют еду и из которой человек не выходит, зарабатывая электронные деньги прямо не отходя от обеденного столаФото: EAST NEWS
Изменить размер текста:

Прочитал статью про то, как в Москве бурно растут сервисы доставки еды, которыми пользуется уже 62% жителей города, а рестораны переходят на модель dark kitchen, то есть заведение без зала для посетителей, просто кухня и место для ожидания курьеров сервисов доставки. Для подобных заведений есть реальная экономия на аренде, ведь готовить можно в самой что ни на есть промзоне в металлическом ангаре, где цена квадратного метра примерно на порядок (если не на два) меньше, чем в торговых центрах. Для клиента тоже есть профит - он заказывает ресторанную еду, которую можно готовую съесть дома (а значит не имея геморроя с пробками, парковками).

Этот факт подан как великое достижение прогресса. Теперь давайте сопоставим всю эту картину с данными от московской мэрии, которая по информации от сотовых операторов недавно выяснила, что половина жителей города вообще за пределы своего района не выезжает в течение дня. И картина будет совсем завершенной.

Да, это прямо фильм «Матрица». Ячейка, в которую доставляют еду и из которой человек не выходит, зарабатывая электронные деньги прямо не отходя от обеденного стола. Только в «Матрице» это выглядело очень технологично, а в реальности оказалось, что всё весьма прозаично.

Это не только российская проблема. Например, в Японии есть примерно 10% населения, которые вообще не выходят никуда из дома и их называют, если мне не изменяет память, хикки. Хикки (не путать с хиппи) - это абсолютные затворники.

Частичное затворничество, как это происходит в Москве, явление не изученное и цифр нет. Но, уверен, что там, в Японии, происходит примерно то же самое и по сути и по пропорциям.

Почему? Я думаю, что проблема в превышении плотности населения. Если людей вокруг становится слишком много, то включаются скрытые механизмы ограничения численности популяции, в том числе такое "социальное самоубийство", когда человек добровольно уходит из социальной жизни, но не из физической.

Самое печальное в том, что у нас социальное самоубийство половины населения считается великим достижением, в то время как в Японии это считается грандиознейшей социальной проблемой. Её пытаются решить разными способами, расшевелив хикки и заинтересовав их чем либо, облегчив передвижение. Ведь то, что больше половины жителей не мобильны - это уже близко к катастрофе.

Неважно где, в Токио или в Москве.

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ

ВОПРОС ДНЯ

А как вы защищаетесь от стрессов большого города?

Леонид ОЛЬШАНСКИЙ, адвокат, вице-президент общественной организации Движение автомобилистов России:

- С юных лет средство от любых стрессов - не бриться, не мыться, сидеть дома, читать газеты, а вечером смотреть самый пустой детектив. Таким образом за день-два все стрессы и нервные срывы уходят на задний план. Еще могу отправиться за город, чтобы осуществить общее руководство на даче - как быстро попилить все сухие ветки, как правильно покрасить забор и как эффективно полить морковку и редиску.

Марк БЕРНАРДИНИ, переводчик, журналист:

- Я 12 лет жил в Риме, 13 - в Милане и уже 18 лет живу в Москве. Мой уход от стрессов был связан с возрастом во многом. Сейчас выхожу из дома только по необходимости - ведь одна Москва по населению это как вся Бельгия. В 1990-м я отказался от машины, притом что до того я проезжал за год по 60 тысяч километров. В Москве я перемещаюсь на метро, отвечая за свое время, теперь еще прибавилось и такси. Не трачу деньги на парковки, никаких стрессов при техобслуживании и так далее.

Анна КУЗЬМИНА, организатор велопарадов в Москве:

- Я стараюсь больше времени проводить на улице с велосипедом. Пока жила в районе «Бабушкинской», ездила во все близлежащие парки. Вот переехала в центр - сейчас осваиваю мини-парки, которые тут создаются, на «Новослободской» например. Еще читаю книги и провожу время с друзьями.

Сергей ОСИНЦЕВ, ресторатор и меценат:

- Я живу под Питером и следую словам великой Цветаевой: «За этот ад, за этот бред пошли мне сад на старость лет». На своих 20 сотках за 23 года я вырастил сад, в котором есть все мои любимые деревья - черемухи, яблони, сосны, ели. Детям уже по 19 лет - на их день рождения я посадил лиственницы, которые уже огромные. Спасаюсь садом и цветами с ранней весны до поздней осени. Ими любуюсь и забываю все на свете. Вот Алиса Фрейндлих на днях приезжала - пили с ней чай под сенью моих деревьев.

Борис КУЗНЕЦОВ, глава издательства «Росмэн»:

- Мы все выходные с семьей проводим за городом или в коротких путешествиях. Для меня восстановление и уход от стрессов - это лыжи зимой и велосипед летом. По вечерам выхожу в парк. Еще неподалеку есть теннисные корты: партия в теннис - всегда отличный отдых.

Даниил, читатель сайта KP.RU:

- Лучший антистресс от большого города - это час баскетбола в школьном спортзале или с младшим братом наперегонки в бассейне на сотню!

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также