Фото: Павел КОЖИН.Фото: Павел КОЖИН.
2019-06-06T18:06:09+03:00

Даниил Крамер: Я занимаюсь искусством и не могу позволить себе продавать зрителю одну и ту же сосиску в разных обертках

Российский пианист и дирижер рассказал о том, что влияет на IQ человека, роли продюса в жизни музыканта и почему для него нет низких жанров
Изменить размер текста:

Когда в последний раз в Городском парке случалась дуэль, вам не скажет ни один краевед. Поэтому дуэль, назначенная на четверг, 16 мая, собрала полный зал филармонии. Тем более что поединок обещал быть не просто бескровным, а во всех отношениях приятным. «Дуэлянтами» были Даниил Крамер и Валерий Гроховский – виртуозные пианисты и давние товарищи по сцене, хоть и совсем разные по манере игры исполнители. Крамер – более эмоциональный, Гроховский – более спокойный. У каждого дуэлянта наверняка были свои болельщики в зале, но победитель в этом противостоянии мог быть только один – зритель.

По словам Даниила Борисовича, дуэтом с Гроховским они выступают с 2001 года. После первого совместного фортепианного тура по России Валерий Александрович вернулся из США жить обратно на Родину и сейчас работает деканом факультета в Российской академии музыки им. Гнесиных. Вместе концертируют они часто и наш город своими визитами не обижают.

У «Комсомолки» в этот вечер был к дуэли особый интерес: очень уж хотелось продолжить разговор с Даниилом Борисовичем, начатый 24 ноября прошлого года. Нечасто случается, что артиста одинаково приятно слушать и на сцене, и в закулисной беседе. А вот Даниил Крамер – именно такой случай.

«ДЛЯ ЧЕГО НУЖНО ИСКУССТВО? ЧТОБЫ ТАМ, ГДЕ ТЕМНО, ВЗОШЛО СОЛНЦЕ»

- Даниил Борисович, Валерий Александрович, признавайтесь, в чем вы сегодня будете соревноваться?

Д.К.:

- Как всегда, во всем: в подходе, в аранжировках, в технике, в лирике. Соревнование – часть смысла фортепианного джазового дуэта. Такой веселый дружеский бой, и мне это очень нравится. Мы иногда подначиваем друг друга, иногда дополняем.

В.Г.:

- Это как щекотать друг друга. Не драться, а щекотать.

Д.К:

- И никто не знает, что сделает в ответ на мою подначку партнер.

- Неужели импровизация в чистом виде?

Д.К.:

- Не совсем. У нас есть договор, мы знаем, кто какие темы играет. Но это не значит, что мы сыграем их точно так же. Можно взять любую тему, но что из нее получится? Темп может быть другой, откуда ни возьмись появился другой тип диалога... Это и есть то, что называется джазом – непредсказуемость.

- Вообще есть ли место соревновательности в таком созидательном деле, как искусство?

Д.К.:

- Почему нет? Именно соревновательности и есть место. И чем больше, тем лучше.

В.Г.:

- Я бы сказал: сравнивательность. Мы же разные люди и по-разному играем. Зрители слушают сначала одно соло, потом другое, сравнивают, и у них создается свое впечатление. Живая музыка!

Д.К.:

- Мы не зря Валерик и холерик!

В.Г.:

- Мы часто приезжаем в такие города, где люди очень грустные. Помнишь, в Мурманске были?

Д.К.

- Да, мы еще в конце ноября приехали. Как раз солнце село.

В.Г.:

- Два часа, а уже темно. Люди мрачные заходят. Мы сыграли концерт, и люди уходили от нас лучезарные, говорили: «Спасибо вам большое! Вы нам подняли настроение».

Д.К.:

- А это очень важно. Для чего нужно искусство? Для того чтобы менялись души, менялся образ жизни, чтобы там где темно, взошло солнце. И я нисколько не преувеличиваю.

Крамер и Гроховский играли в четыре руки, молниеносно сменяя друг друга за роялем. Фото: Татьяна БАДАЛОВА

Крамер и Гроховский играли в четыре руки, молниеносно сменяя друг друга за роялем.Фото: Татьяна БАДАЛОВА

«Я ГАДЖЕТЫ СЕБЕ СОПЕРНИКАМИ НЕ СЧИТАЮ»

- Увы, но люди все чаще сами себя лишают общения с подлинным искусством. Им не нужны подлинники, их удовлетворяют репродукции, электронные читалки вместо бумажных книг, музыка в телефоне вместо живых концертов...

В.Г.:

- Электронные книги – это еще полбеды, информация-то осталась, хотя, конечно, ощущение в руках настоящей книги уже нет. Ну и музыка в телефоне никогда не сравнится с живым концертом. Гаджеты – это лишь дополнительные инструменты для нашего удобства.

Д.К.:

- Я гаджеты себе и Валере соперниками не считаю. Не боюсь я драки с гаджетами. Никто и ничего не сделает с великой живой музыкой. Уже много раз пытались – во что только ее не превращали. Когда возникли пластинки, все думали, что с концертами покончено. А потом появились компакт-диски. И все решили, что теперь уж точно конец концертам...

В.Г.:

- ...и пластинкам.

Д.К.:

- Я считаю, что тут вопрос в мере, как и в любом деле. Если родители обладают хотя бы толикой ума, они не дадут своему ребенку пропадать в гаджетах круглые сутки, потому что он останется, во-первых, без глаз, во-вторых, без мозгов, в-третьих, без личной жизни. С другой стороны, в нашем современном мире без гаджетов никак нельзя. Я не представляю, как бы я сейчас жил без своего телефона. И я вспоминаю, как неудобно было без связи раньше. Моя жена волновалась, если я на десять минут опаздывал, и она не знала, где я и в какой морг звонить. Поэтому слава богу, что есть прогресс. Я портил себе спину, руки и ноги, возя с собой на гастроли во-о-от такой ноутбук и целый рюкзак книг, чтобы читать. А теперь у меня в одном легком электронном устройстве Лондонская библиотека – около пяти тысяч книг.

- Но желание подержать в руках настоящую книгу...

- ...никуда не пропало. И дома у меня библиотека. Я вот сейчас купил дочке квартиру, и первым делом мы ей поставили кухню и библиотеку – хорошие, красивые стеллажи. Потому что дочка у меня любит читать.

- А какие книги вас интересуют?

- У меня очень много книг по истории древнего мира, доисторического времени – каменный век, мезолит, палеолит, исторических энциклопедий, а также исследования по эволюции человечества. Это мое хобби – меня интересует возникновение и развитие жизни, кто мы такие Homo sapiens, почему мы такие странные и необычные и как сумели выжить там, где ни один из гораздо более приспособленных видов Homo не выжил – ни Homo erectus, ни Homo habilis. У меня не только книги, но много видеоматериалов на эту тему. Часть книг в моей библиотеке, конечно, по музыкальному искусству. Много художественной литературы. Я очень люблю Толстого, обожаю Чехова, я частично пушкинист. Причем Пушкина мне открыл Сергей Юрьевич Юрский.

- Каким образом?

- Своей пластинкой, в которой он читает «Графа Нулина». Я с пластинки всю эту поэму на память выучил. Я пока еще не всю библиотеку со старой квартиры перевез. У меня там куча пластинок еще с моих харьковских времен: собрания опер Верди, почти все классические итальянские оперы, собрание лучших пианистов, которые играют все 32 сонаты Бетховена, Артур Шнабель, вся Николаева, Рихтер...

Валерий Гроховский – редкий пример музыканта, который с блеском играет и классику, и джаз. Фото: Павел КОЖИН.

Валерий Гроховский – редкий пример музыканта, который с блеском играет и классику, и джаз. Фото: Павел КОЖИН.

«РЕБЕНОК, ВЫРОСШИЙ В ОКРУЖЕНИИ КРАСИВОЙ АРХИТЕКТУРЫ, МОЖЕТ ИМЕТЬ БОЛЕЕ ВЫСОКИЙ ИНТЕЛЛЕКТ»

- Даниил Борисович, вы громко и настойчиво ратуете за спасение культуры. Как вы считаете, не пора вернуть в среднюю школу преподавание культуры, так называемых изящных наук – музыки, танцев, рисования? Для возрождения интереса к искусствам и обогащения нации. Сейчас это существует в виде платных кружков и школ.

- Я считаю, что само по себе превращение культуры в платное допобразование и уменьшение продолжительности первого высшего образования с пяти до четырех лет – это преступление. Культура – это столб цивилизации. Обрежьте этот столб, и потихонечку он треснет, и цивилизация рухнет. Мы не первые, кто испытает это на себе. После лозунга «Хлеба и зрелищ!» в Римской империи прошло триста с лишним лет, и она развалилась. Самая страшная и самая сильная империя древнего мира, продержавшаяся дольше всех, родившая лучшую законодательную систему и лучшую систему управления народами, рухнула, после того как изменила культурную политику. У одних народов этот процесс прошел быстро, как у гуннов, например – раз и не стало, а у других – долго. Все зависит от степени силы культуры. И поэтому люди, которые этого не видят, не знают, не понимают, не имеют право работать в этих сферах. А когда люди все видят, понимают и делают – это уже диверсия. Я думаю, что в наших министерствах не так много дураков. Думаю, что там сидят люди, которые понимают, что делают. Может быть, они не представляют себе последствий, так мы рассказываем. Надо только ушки повернуть в нужную сторону и услышать.

Я считаю, что нужно вернуть в общеобразовательную школу полноценные уроки культуры, как это сделано в Японии. Там стопроцентно культурное образование у детей. И это правильно! Потому что культура полностью меняет все: экономику страны, производство, подход к обороне. Есть три маркера, по которым мы определяем цивилизацию – культура, язык, вера. Когда они рушатся, это подкашивает цивилизацию. Язык у нас и так уже нерусский, его постепенно превращают в интернет-сленг. Остальные маркеры пока еще держатся. Хотя культура уже начинает перерождаться в монетизированную квазикультуру. Экстрагированная классика, монетизация всей нашей культуры не могут не дать свои плоды. Что касается веры, то Бог нам всем судья: кто искренне верит, кто напоказ. Я не говорю о религии. Но вера – это единственный моральный стержень человека. Закон никогда нас так не удержит, как наши внутренние убеждения. Статистика говорит, что от 15 до 20% людей закон удерживает от совершения преступления. А 80% не удерживает. Хочет соврать – соврет, хочет смошенничать – сделает это, хочет поставить некачественные продукты на полку и орать, что он патриот – поставит.

- Жаль, что вас не слышат наверху или не хотят слышать...

- Знаете, вода камень точит. Культура работает тысячелетиями, а не как таблетка от головной боли – выпил и полегчало. Ее результаты не будут видны никогда тотчас, и Бетховен меняет IQ человека, но медленно. Поэтому ребенок, занимающийся в детской музыкальной школе, имеет более высокий интеллект, но ему надо проучиться много лет.

- Как вы считаете, каждого ребенка нужно отдавать на музыку, независимо от наличия таланта?

- Есть японский опыт, японское чудо. Вот, например, немецкое чудо было сформировано деньгами из США – когда после второй мировой войны деньги из США пошли в ФРГ, и это стимулировало развитие и экономики, и государства в целом. А японцы вложили деньги в детей, в их образование и культуру в расчете на долгий период. И посмотрите на них сегодня.

- У нас такое возможно?

- Конечно! Только кто ж вам даст? Это же надо не воровать. Это же надо действительно вложить в детей. Обратите внимание, что у большинства людей, выросших в квадратах хрущоб, общий уровень интеллекта может быть ниже. Исключение, конечно, есть везде. Я, например, вырос в трущобах города Харькова. Но таких, как я, не десять и не двадцать. С другой стороны, замечено, что дети, которые растут в окружении красивой архитектуры и с малых лет слушают классическую музыку, могут иметь общий более высокий IQ. Культура в любом виде меняет интеллект и социальность человека в общем и целом.

- А как вы относитесь к теории, что музыка Моцарта положительно влияет на больных людей?

- Да, влияет. Это доказано наукой. Уже есть целая отрасль в нескольких странах – Америке, Франции, Германии, - где в специальных кабинетах лечат тихой спокойной музыкой от депрессий и ее физических последствий. Нейроклетки рулят нашим организмом. И это, кстати, тоже обуславливает влияние музыканта на публику.

Быстрые энергичные пассажи, выдаваемые с невероятной легкостью и прозрачностью, - визитная карточка Даниила Крамера. Фото: Татьяна БАДАЛОВА

Быстрые энергичные пассажи, выдаваемые с невероятной легкостью и прозрачностью, - визитная карточка Даниила Крамера.Фото: Татьяна БАДАЛОВА

«БЫВАЕТ, ЧТО МЫ НАЗЫВАЕМ МУЗЫКАНТОМ МИРОВОГО УРОВНЯ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРОМУ ПРОСТО ПОВЕЗЛО»

- Часто приходится слышать такие фразы, дескать, вот музыкант российского уровня, а тот мирового. Как вы полагаете, уровень таланта может измеряться понятием российский, или уровень может быть только мировой?

- Так можно говорить исключительно об уровне исполнительского искусства. А как измерить талант? Вы можете быть невероятно талантливы, но ленивы и никогда не реализуете свой талант. Поэтому у людей искусства есть такой термин, весьма многозначительный «подающий надежды». То есть надежды вы можете подавать, мы оцениваем вас как талантливого человека. Но вот реализуете ли вы эти надежды, вопрос. Кроме того, в той самой системе такого-то уровня музыканта огромную роль играет продюс. Если тебе попался хороший менеджер - у тебя большая сцена и ты начинаешь реализовывать уровень своего таланта. Иногда это зависит именно от возможности проявить свои способности. Ты либо получил сцену, либо так и не нашел тех, кто сделает тебе концерты. И откуда тогда мы узнаем, какой у тебя уровень таланта. Или ты выступил несколько раз и кто-то из критиков сказал: «Да, вот музыкант российского масштаба». А как на самом деле, рассудит история. Очень часто бывает так, что мы называем музыкантом мирового уровня человека, которому просто повезло – в него вложила деньги фирма и сделала ему мировой продюс. Никогда я не забываю сказку Гофмана «Крошка Цахес по прозванию Циннобер». Всем рекомендую почитать и разобраться, о чем нам рассказал мудрец Гофман. Нам самые разные вещи застят глаза, и мы иногда катастрофически не понимаем, как же мы не видели этого раньше. Гениальное произведение!

- Кстати, о продюсе и продюсерах. Недавно мне довелось пообщаться с российским мультипликатором Юрием Норштейном. Мы говорили о качестве современной мультипликации и о том, почему сейчас для детей перестали создавать мультфильмы советского уровня. Так вот, он мне сказал, что сегодня художник во всем зависит от продюсера, который ему говорит, что и как рисовать. При этом во главу угла ставится вовсе не ребенок с его потребностями, а возможность продать этот мультфильм и собрать кассу.

- Совершенно верно! Я уже столько гневных слов сказал по поводу того, что мы называем рейтингом. Это губительно влияет на всю нашу жизнь и не только российскую, но и на мировую. Он создает заколдованный круг. Сначала те, кто хотят создать рейтинг, формируют спрос, а затем спрос начинает на 100% диктовать им свои условия. И они уже никуда от него не денутся. Это то, что произошло с федеральными каналами, то, что происходит со СМИ. Вы создаете спрос, а потом спрос создает вас. И вам надо либо распускать коллектив и закрываться, либо работать в угоду спросу. Поэтому я в этом плане вполне согласен с Норштейном. Но эта проблема гораздо глубже.

Проблема формирования менталитета в масштабах нации, проблема формирования спроса, проблема возможности продюсера самостоятельно формировать спрос или же он будет плыть по течению, потому что хочет быстрых денег. Сегодня 99,9% продюсеров спрос уже не формируют. Времена Нормана Гранца и Сола Юрека, которые сами создавали спрос, ушли. Продюсирование в культуре в основном идет за спросом. Именно поэтому один из европейских продюсеров написал: «Публика не хочет оперы, она хочет только арии из опер». Прибавьте к этому клиповое мышление, динамизацию всей нашей жизни... Я иногда специально в концертах иду на эксперименты, когда я намеренно занимаюсь медитацией, когда очень мало динамики.

«КАК ТОЛЬКО ПОНЯЛ, ЧТО Я ПРЕДАТЕЛЬ СЕБЯ САМОГО, ПЕРЕСТАЛ ИДТИ НАВСТРЕЧУ ПУБЛИКЕ»

- Даниил Борисович, сами вы никогда не шли на поводу у капризов публики?

- В свое время будучи сам частично продуктом сформированного спроса нарастающей динамики в постсоветские времена, когда начало развиваться клиповое мышление, я поддался этому в какой-то момент. А потом начал замечать, что меня публика хуже воспринимает. И как только понял, что изменяю самому себе, что я предатель себя самого, перестал идти навстречу публике, пригласил ее прийти ко мне, не подняться ко мне высокому, а именно прийти...

- Вы сами это поняли?

- Мне понадобилось на это время. И пара людей, которым я доверял, сказали мне: «Зря ты стараешься понравиться». Я не сразу понял, о чем они говорили. Надо уметь заставить людей с клиповым мышлением выслушать одну ноту, надо понять самому, что ты хочешь. Потому что все вокруг тебе противостоит: скорость машин, скорость изменения жизни, гаджеты, клипы, каждые 7-8 минут реклама в телевизоре, попса, которая непрерывно противостоит тебе не только своей примитивностью, но и тем, что одну и ту же сосиску она продает тебе в разных обертках. А ты занимаешься искусством и не можешь позволить себе продавать одну и ту же сосиску то с кетчупом, то с горчицей, то с майонезом, и говорить, что это разные сосиски. Сосиска-то одна! Но когда это понимаешь, все меняется.

- И при этом государственной поддержки у вас нет?

- Я не пользуюсь государственной поддержкой. Я абсолютно свободный волк. Я счастлив от того, что могу быть независимым. Но государство зачастую выступает по отношению ко мне и Валере в роли доярки. Подоило и «иди гуляй на травку». А некоторым государство бюджеты дает на большие фестивали, на них можно шиковать, вот некоторые так и делают.

- Цензура нужна сегодня?

- Вопрос не в цензуре, а в ее мере. Кто будет ее соблюдать? Я за цензуру, потому что она нужна, но я против цензуры, потому что никогда и никто не будет соблюдать в ней меру. Власть меняет подход человека к мере. Всегда так было и будет.

- В интервью одного довольно известного музыканта я как-то услышала фразу, дескать, низкие жанры не для меня. А для вас есть жанры высокие и низкие?

- Нет! Пришла Эдит Пиаф и из дворового французского шансона сделала великое искусство. Пришли «Queen» и из обыкновенной попсы сделали великое искусство. То же самое с «Битлз». Все зависит от личности, представляющей данное искусство. Да, есть жанры, которые мы называем ширпотребом, - произнося слово «ширпотреб», я не унижаю жанр, а просто называю его жанром массового потребления, - но в них могут быть шедевры.

Свой дуэт музыканты называют «Валерик и холерик». Фото: Татьяна БАДАЛОВА

Свой дуэт музыканты называют «Валерик и холерик».Фото: Татьяна БАДАЛОВА

«ПОРТРЕТЫ УМЕРШИХ ВИСЯТ У НАС ДОМА НА СТЕНКЕ. ПОЧЕМУ НЕЛЬЗЯ С НИМИ ВЫЙТИ НА УЛИЦУ?»

- Недавно было 9 мая. В последнее время общество разделилось во мнении, стоит ли так шумно и громко его праздновать и стоит ли радоваться в принципе, ведь речь идет о войне. А вы празднуете или тоже считаете, что петь песни, носить портреты героев и наряжать детей в пилотки кощунственно?

- Я поклонник фразы Суворова «Пусть попы отпевают мертвых, честь и слава живым». Я на стороне и тех, и других. Время собирать камни, время разбрасывать камни. В этот праздник нужно плакать, и кто хочет, может и должен плакать. В этот праздник нужно радоваться Победе и тому, что мы живы. И обязательно нужно радоваться. Одно другому никак не мешает. Я не понимаю этого разделения. Можно делать это вместе – отдавать дань умершим и радоваться тому, что мы живы. И наши дети должны знать, что мы скорбим по павшим предкам и счастливы от того, что они дали нам жизнь.

- А к такому относительно новому явлению, как Бессмертный полк, как относитесь?

- Замечательно отношусь. У меня много родственников участвовали в войне. Сам я в полку еще ни разу не ходил, потому что я в этот момент обычно занят - где-то играю.

- Бессмертный полк тоже вызывает диаметрально противоположные мнения. Например, бытует такое, что люди носят мертвецов на картонках...

- Ерунда! Черт возьми! А эти мертвые не украшают у нас картинные галереи? А мы на них ходим и любуемся. Да наши мертвые родственники у нас дома на стенках на гвоздях висят. Это ничего, это можно. А на палку их повесить нельзя и выйти и показать всем, что я горжусь своим предком. Знаете, это глупость, о которой даже не стоит рассуждать.

Что касается Бессмертного полка, то я, например, знаю, что кое-где выгоняют силовиков, чтобы они создавали массовку. Ну и что? А на выборах в Америке разве не нагоняют массовку, чтобы они махали флажками и кричали: «Да здравствует Дональд Трамп!»? Ровно то же самое. Мы живем в обществе денег, и это совершенно определенным образом отражается на всей нашей жизни, мы просто этого не замечаем. Я очень уважаю Мишу Задорнова, и когда он сказал, что мы живем в мире торгашей, я был вынужден с ним согласиться. Сейчас в нашем мире торговлей и деньгами определяется все. Именно поэтому я воюю за культуру, она хоть как-то меняет отношение к этим чертовым деньгам.

По мнению дуэлянтов, главное в их соревновании - это непредсказуемость. Фото: Виктор ГРАКОВ

По мнению дуэлянтов, главное в их соревновании - это непредсказуемость.Фото: Виктор ГРАКОВ

P.S.

Дуэль Даниила Крамера и Валерия Гроховского получилась яркой, искрометной и очень веселой. Музыкальные темы то трогательно перекликались, то эмоционально спорили. Пианисты парировали друг другу не только за разными роялями, но и играли в четыре руки, сидя на одной банкетке. И, знаете, главная цель была достигнута – в строгом и довольно мрачном зале для зрителей взошло солнце и стало светло и радостно от озаряющих лица улыбок.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

Читайте также