Звезды

«Небесная ласточка» Ия НИНИДЗЕ: Мне не встретился мужчина, за которым можно было спрятаться

На прелестную Денизу из «Небесных ласточек» мечтали быть похожими все девушки СССР.

На прелестную Денизу из «Небесных ласточек» мечтали быть похожими все девушки СССР.

Тридцать лет назад на телеэкраны вышла музыкальная комедия «Небесные ласточки» с юной грузинской балериной Ией Нинидзе в роли главной героини - Денизы. Хрупкую девочку с миндалевидными глазами все как один сравнивали с Одри Хэпберн. Еще раз зрители увидели Ию в фильме «Покаяние». И все...

Теперь она - настоящая оперная дива с потрясающим голосом. Правда, глаза и улыбка остались все те же, как у ее Денизы или у Одри Хэпберн.

Кино победило балет

- Ия, откуда такой голос, тем более у профессиональной балерины?

- Я выросла в поющей семье. А занимаясь в балетной школе в Тбилиси (здесь учились Нина Ананиашвили, Николай Цискаридзе), на переменках становилась на стул и пела, чем очень радовала своих одноклассников. А самое интересное, что у моей дочери Нины тоже сильный голос. Мы с ней выступаем дуэтом.

- Как же балет?

- С балетом я рассталась, потому что в мою жизнь ворвался кинематограф. Вместо того чтобы продолжать заниматься классическим танцем, я поехала в Москву поступать во ВГИК.

- Это «Небесные ласточки» так круто изменили вашу судьбу?

- Я начала сниматься гораздо раньше. Георгий Данелия пригласил меня на эпизодическую роль в картину «Не горюй». Мне было тогда восемь лет. А потом был фильм «Мелодии Верийского квартала». Вслед за ним - «Воздушный мост», и только после этого моя визитная карточка - фильм Леонида Квинихидзе «Небесные ласточки»... И это все случилось, когда я еще училась в школе. Поэтому ВГИК я выбрала сознательно, будучи киноактрисой со стажем.

- Тем более не понятно, почему после такого старта вы вдруг на десятилетие пропали из поля зрения не только зрителей, но и кинорежиссеров?

- После ВГИКа я вернулась в родной Тбилиси - соскучилась по дому, по своей семье. Меня приняли в Театр имени Шота Руставели. Я вышла второй раз замуж, родила сына Георгия... Снялась у Тенгиза Абуладзе в «Покаянии». Потом был третий брак и рождение дочери Нины. По-моему, не так уж мало за одно десятилетие.

«В Москве мы спаслись от голода»

- Действительно, бывает достаточно сыграть две роли, особенно такие запоминающиеся, как ваши в «Небесных ласточках» и «Покаянии», чтобы дальше почивать на лаврах.

- Если бы! В Грузии началась война, блокада и разруха. Мой третий муж собрал вещи и уехал в Америку, а я осталась в Тбилиси с маленькими детьми.

Я помню, как в парке под окнами люди вырубали деревья, чтобы запастись дровами и протопить квартиру. А я надевала на детей все теплые вещи, которые были дома, вплоть до варежек, и так мы ложились в чистую постель. Когда выглядывало солнышко, весь Тбилиси выходил на улицу - согреться. Ели картошку, фасоль и лук, политый постным маслом. И так продолжалось не год и не два - шесть лет. Однажды моя дочка Нина проснулась и говорит своему брату: «Георгий, я есть хочу». Они лежали рядышком, чтобы согреть друг друга. А Георгий, которому тогда было лет десять, ей по-взрослому отвечает: «Нина, ты еще поспи, во сне проходит голод...»

- Мне рассказывали, что вас вывозили с детьми в Москву, спасая чуть ли не от голодной смерти...

- Это правда, сына увез из Тбилиси его отец Сергей Максачев. Он нам отдал свою комнату в коммуналке, куда мы потом переехали с дочерью. Я была на седьмом небе от счастья. Я открыла кран, из которого потекла горячая вода, и дочка ко мне кинулась с криком: «Мама, закрой немедленно, а то горячая вода закончится». Представляете ее впечатления от Москвы, где ребенок впервые увидел горячие батареи, которые оказались не просто инвентарем, а служили для отопления квартиры.

Падение декораций

- А вы, должно быть, нашли работу?

- Режиссер Григорий Гурвич пригласил меня в театр «Летучая мышь». Для меня это был идеальный вариант: все, что я умела делать - танцевать, петь, играть драматические роли, - оказалось востребовано. Я репетировала новый спектакль «Великая иллюзия». И вдруг накануне премьеры во время репетиции на меня упал кусок декорации весом в триста килограммов. В результате вместо долгожданной премьеры я получила открытый перелом двух берцовых костей и попала в больницу.

Травма была страшной, уже потом я случайно узнала: хирурги опасались, что придется ампутировать ногу. Слава богу, обошлось. Мне вшили железную конструкцию, которая держалась на восьми шурупах и гайках. Утром я вставала с кровати, делала макияж, приводила себя в порядок, доставала два костыля и училась заново ходить. Потом была повторная операция. Но даже в таком состоянии я не сачковала.

Понимаете, я не успела обжиться в Москве, когда случилось со мной это несчастье, но кто-то видел меня на концерте, слышал, как я пою. Стали приглашать, и я с костылями ездила и пела. На один из концертов пришел мой сын, и, когда он увидел, как я выхожу на сцену на костылях, он был так растроган, что после сказал мне: «Мама, когда я вырасту, я сделаю все, чтобы жизнь у тебя наладилась, чтобы было все хорошо, как в начале».

«Я не искала выгоду в браке»

- Меня другое удивляет: как женщина с такой необычной внешностью не смогла удачно выйти замуж и спрятаться за широкой мужской спиной?

- Я не искала выгоду в браке. Каждый раз влюблялась, выходила замуж, рожала детей, старалась создать семью. Возможно, мне не встретился мужчина, за которым можно было спрятаться.

- Чем занимаются дети?

- Дочка учится в 10-м классе. Сын окончил суворовское училище, работает в уголовном розыске и одновременно учится на юридическом факультете. Мне с детьми легко, они у меня очень благодарные. Знают, что такое голод, их никакими трудностями не напугаешь. Так же, как и меня. Я готова играть любую роль, хоть Бабу Ягу.

Был период в Москве, когда мы с дочкой жили в коммуналке, не было ни денег, ни работы. Дочка тогда мне говорит: «Мама, иди поработай хотя бы кем-нибудь...» Я пришла в магазин, где торговали паркетом, и директор, узнав, что я сейчас не работаю, предложил мне место менеджера. Согласилась, не задумываясь. Хотя сама страшно комплексовала, особенно когда в магазин приходили мои коллеги-актеры. А когда кто-то узнавал меня и радостно сообщал, как я похожа на актрису Ию Нинидзе, я клятвенно заверяла его: «Да-да, очень похожа, но это не я».

Потом этот тяжелый период в моей жизни закончился. Меня начали приглашать в кино, на концерты. Юрий Лужков и Иосиф Кобзон помогли получить двухкомнатную квартиру. Слава богу, жизнь налаживается.

- Не думаете вернуться в Тбилиси - там тоже вроде бы жизнь наладилась?

- Я летом приезжаю домой, как на курорт, подышать воздухом родины. Но гражданство у меня российское, и из Москвы уезжать не хочу - здесь мое гнездо. В Тбилиси остались корни.